Загадки столичной топонимики: самые странные улицы города Минска

 

Каким образом в Минске появилась 2-я улица Шестая линия и как выглядит самая короткая улица города?

Где находится площадь Объединенных Наций и в честь чего названа улица 3 сентября? Кто такие «амураторы» и правда ли, что в белорусской столице почти 15 лет существовало целых две улицы, названные в честь одного человека? В минской топонимике с течением времени накопилось немало загадок и курьезов. 

Десятилетия строительства социализма в Минске принесли городу немало топонимов, о происхождении которых сейчас абсолютное большинство жителей столицы не имеют не малейшего понятия. Кто были все эти товарищи Володарские, Берсоны, Ландеры или Мясниковы, ныне подскажут разве что соответствующие мемориальные доски и всезнающие Google с Wikipedia. Порой подобное именование улиц принимало форму иронических казусов.

Например, в районе аэропорта Минск-1 уже целых 50 лет существует улица Короткевича. Многие горожане (из тех, кто, естественно, в принципе знает о ее существовании) уверены, что названа она в честь классика белорусской литературы Владимира Короткевича, автора целого ряда бестселлеров на историческую тематику.

Между тем в 1964 году, когда улица со странным названием «Аэропорт» получила свое нынешнее имя, Короткевичу было всего 34 года, и он только-только издал свое первое знаменитое произведение — повесть «Дикая охота короля Стаха». Разумеется, городские власти не подозревали тогда, что через пару десятилетий топоним пригодится для увековечения памяти известного писателя, и назвали улицу в честь погибшего в годы Великой Отечественной войны подпольщика Дмитрия Короткевича, известного под псевдонимом Дима.

Конечно, лишать сейчас героя войны своей улицы никто не будет. Но и вторую улицу Короткевича во избежание путаницы в столице ожидать не стоит. В итоге подобной патовой ситуации память о любимом многими писателе, немало прожившем в Минске, отмечена лишь мемориальной доской на доме по ул. Карла Маркса, 36, где он жил в последние свои годы.

Куда больше повезло другому писателю. В конце 1980-х в состав Минска была включена деревня Малый Тростенец, располагающаяся по соседству с жилым районом Шабаны. Ее центральную улицу Юбилейную в 1988 году решили назвать в честь белорусского литератора Тишки Гартного. Спустя всего два года, в 1990-м, в городе случилось еще одно переименование: вместо улицы сталинского соратника Жданова у универмага «Беларусь» появилась улица Дмитрия Жилуновича, который в 1919 году целый месяц возглавлял правительство БССР. Проблема была в том, что Жилунович и Тишка Гартный волею судеб были двумя ипостасями одного и того же человека.

Целых 14 лет в шести с половиной километрах друг от друга существовали две улицы, посвященные жизни и судьбе (в общем-то, трагической) Жилуновича — Тишки Гартного. Однако, объективно рассуждая, вряд ли его заслуги перед республикой и ее культурой были достаточным поводом для такой курьезной ситуации. В 2004 году тростенецкую улицу переименовали в Ельницкую.

Конечно, случай с Жилуновичем был далеко не уникальным. До сих пор в минском районе Грушевка осталось целых пять улиц (и бонусом один переулок) комдива Щорса. Не жалели топонимов (правда, уже куда позже) и для белорусского первопечатника Франциска Скорины. Еще в 1920-е годы улица его имени существовала в районе нынешней площади Свободы, а в 1967-м в честь него назвали улицу и переулок в Сельхозпоселке. Так непритязательно выглядела улица Скорины в советское время (сейчас она носит фамилию генерала Олешева).

В 1989 году на волне подъема национального самосознания память о выдающемся уроженце Полоцка решили отметить куда более достойным образом. Соответствующему переименованию подверглась улица Академическая.

А еще спустя два года в честь Скорины был назван и главный проспект Минска. Одновременно в городе возник и перекресток проспекта Скорины с улицей Скорины.

При этом переулок Скорины продолжал (и продолжает) по-прежнему существовать все в том же Сельхозпоселке.

Академической вернули старое название в 1997-м, а в 2005-м Скорина лишился и проспекта. Для компенсации его именем назвали бывший Староборисовский тракт. Пятый цикл завершился, но кто знает, окажется ли он последним.

Минские площади — в общем-то, штучный топонимический товар, и обычно они на слуху у горожан. Редко упоминаются разве что площадь 8-го Марта на Немиге у перекрестка улицы Богдановича и проспекта Победителей и площадь Парижской коммуны, единственным архитектурным украшением которой является Оперный театр. Между тем в 1995 году в городе появилась еще одна площадь, на которой нет вообще ни одного здания, да и о существовании ее практически никто даже из минских старожилов не подозревает.

В честь 50-летия ООН, в создании которой белорусы принимали непосредственное участие, зеленая зона между улицей Ульяновской и концертным залом «Минск» была названа площадью Объединенных Наций. В 2010-м по инициативе белорусского представительства этой международной организации здесь был установлен мемориальный знак с табличкой, сообщающей случайным прохожим о существовании такого экзотического городского топонима.

По всей видимости, кому-то из минчан или гостей столицы он пришелся особенно по нраву. Табличка с камня уже успела исчезнуть, а площадь продолжила свое незаметное существование преимущественно на городских картах.

Есть в Минске и улицы, названия которых сами по себе ставят в тупик. В поселке Озерище рядом с новым жилым районом Великий Лес имеется переулок со странным названием Кэчевский. Деревенский пейзаж и многочисленные местные коты никак не объясняют происхождение этого странного топонима.

Между тем его появление напрямую связано с военным городком, который разместился здесь в послевоенные годы. КЭЧ — это квартирно-эксплуатационная часть, формирование в структуре Министерства обороны, и занимающееся распределением жилья среди военных, и выполняющая функции, аналогичные гражданскому ЖЭСу. Вероятно, важность этой тыловой структуры оказалась столь велика, что ее аббревиатуру решили увековечить в названии одного из соседних переулков.

Кстати, соседняя с Кэчевским переулком улица с 1989 года носит имя Основателей. К сожалению, кто были эти Основатели и что они основали, так, к сожалению, доподлинно установить не удалось.

Куда ближе к центру города, между улицей Тимирязева и проспектом Машерова, расположена Амураторская улица. Вопреки устоявшемуся мнению, никаких амураторов, память о которых стоило бы увековечить в минской топонимике, просто не существует. Название этого небольшого заставленного машинами проезда представляет собой дореволюционный реликт, доставшийся Минску от когда-то существовавшей тут Татарской слободы, района компактного проживания татар в городе.

По всей видимости, топоним был образован от имени Али-Мурат (или, как вариант, Амурат) и с течением времени трансформировался в современный вариант. Кем был этот гражданин и чем прославился, до сих пор не могут установить минские краеведы.

Зато с улицей 3-го сентября никаких сомнений быть не может. Эта минская улочка, спрятанная в глубинах бывшего городского предместья Тучинка, представляет собой редчайшее на просторах бывшего Советского Союза напоминание о дне, когда-то являвшимся в стране государственным праздником.

В 1945 году в Верховном Совете СССР в очередной раз перевернули календарь и выпустили указ, согласно которому 3 сентября объявлялось праздником победы над милитаристской Японией (акт ее капитуляции во Второй мировой войне был подписан днем ранее) и заодно нерабочим днем. Правда, дополнительным выходным советские граждане успели воспользоваться всего два раза. Уже в 1947-м 3 сентября вновь сделали обычным рабочим днем. Хотя формально он так и остался праздником, сколь-нибудь торжественно (в отличие от 9 мая) его больше не отмечали.

Тем не менее, в эти считанные послевоенные годы одну из минских улиц успели назвать в честь второго Дня Победы. Топоним, вероятно, из-за затерянности своего носителя в промышленной зоне и частном секторе благополучно уцелел. Правда, за прошедшие десятилетия воспоминания о его происхождении постепенно из памяти минчан исчезли, а улица сейчас ассоциируется разве что с творчеством заслуженного артиста России Михаила Захаровича Шуфутинского.

Улица 3 сентября примечательна еще одним объектом. Она идет первой в алфавитном списке минских улиц, дом №1 на ней, соответственно, является и первым домом города, а квартира №1 в этой силикатной двухэтажке 1956 года постройки обладает первым (по алфавиту) столичным адресом.

Самой же известной «странной» минской улицей является 2-я улица Шестая линия, расположенная в ближайших окрестностях улицы Сурганова. Ее хорошо знает большинство минских студентов, ведь здесь находится обслуживающая их 33-я городская поликлиника.

2-я Шестая линия напоминает нам о том времени, когда эта территория была застроена огромным массивом частного сектора. Оригинальных названий, видимо, не хватало, поэтому улицы там называли просто нумерованными линиями. Например, на этом фрагменте довоенной карты города видны 1-я улица Шестая линия, в 1968 году переименованная в Дорошевича, Седьмая линия (современная Хмельницкого), 2-я Шестая линия, уцелевшая до сих пор, и Третья линия (Цнянская).

На карте 1964 года видна и улица Восьмая линия, проходившая в районе нынешнего универсама «Рига».

Поэтому загадкой тут является лишь то, почему эта улица стала 2-й Шестой линией, а не получила очередной порядковый номер. Возможно, она возникла позже остальных, что вынудило в итоге прибегнуть к столь необычному ее именованию. Впрочем, благодаря этому на картах Минска появился (и, к счастью, пока чудом уцелел) совершенно замечательный топоним.

Наконец, неподалеку от 2-й Шестой линии расположена еще одна любопытная минская улица. Ее неординарность при этом лежит уже не в области топонимики. За банальным названием «Библиотечная» скрывается одна из самых (если не самая) короткая улица города. Чуть больше 90 метров между улицами Некрасова и Ломоносова, всего одно нежилое здание и полное отсутствие библиотек.

Номер единственного числящегося по Библиотечной здания (№49) при этом намекает, что она, напоминающая сейчас больше обычный внутридворовой проезд, лишь каким-то образом уцелевший (и при этом сохранивший собственное имя) фрагмент куда более длинной ранее улицы, соединявшей несколько десятилетий назад улицу Богдана Хмельницкого с улицей Ломоносова.

Современная Библиотечная — тень Минска полувековой давности, когда место многоэтажек здесь занимали десятки, сотни частных домиков.

 
 
 

comments powered by HyperComments

 

 

 
 
 
 
 
 
Загрузка...