Люди Майдана: В Украину зверские избиения активистов пришли из Беларуси

 

В центре Киева палаточный лагерь стоит больше месяца.

«Эти люди здесь за нас. Нужно их подкармливать», — говорит киевлянка 47-летняя Татьяна. Проходит мимо кордона охраны на пороге столичного Дома профсоюзов в пятницу, 20 декабря. Одета она в коричневую норковую шубу до пят. Под правой мышкой пара валенок.

На первом этаже, в столовой, находится специальный  пункт приема еды для все, кто принимает участие в Майдане. В него — две двери. Правая — на выдаче еды, возле нее стоит очередь волонтерок, которые разносят еду по палаткам. Левая дверь — на прием. Впереди и сзади них по двое мужчин. Помогают переставлять пакеты, сообщает Gazeta.ua.

Татьяна передает пакет с бананами и апельсинами, несет валенки в специальный пункт приема вещей.

«Неделю назад в очереди к ящику, куда бросают деньги на нужды Майдана, передо мной стояли десять человек. Кто давал по 200 гривен, кто по 100. А кое-кто даже пачками, — рассказывает Татьяна. — Иду сюда перед работой и после. Несколько раз забирала митингующих домой. Пусть власть знает: мы не хотим в Таможенный союз, в Россию, с их дикарскими порядками. Зверское избиение людей экспортировали к нам из России и Беларуси. Документы, которые собирались подписать с ЕС, мог почитать каждый. А Янукович с Путиным, как два ворюги, собрались и что-то там между собой поделили».

Через пятнадцать минут к двери подходит предприниматель 36-летний Андрей Кравченко из Харькова со своими друзьями. Привезли литровые банки с тушенкой. Волонтеры забирают консервирование, а сумки отдают назад. Мужчины идут за следующей партией. Выгружают из автомобиля сотню банок.

«Приехал на всем авто. В Харькове Добкин и Кернес (губернатор Харьковщины Михаил Добкин и городской глава Геннадий Кернес) нас просто душат. Когда в Киеве начал собираться Майдан, всех харьковских предпринимателей обходили сотрудники милиции. Спрашивали, не собираемся ли мы ехать сюда. Люди не признавались. Те пригрозили: если поедем — отберут наш бизнес. Некоторые боятся. Моя семья за евроинтеграцию и за свободу. Родители родом из Тореза Донецкой области. Папа шахтер, мама учительница. Они тоже за Евросоюз и против кровопролития. Если мы протестовать не будем, то нас перебьют и пересажают, — говорит Андрей. Просит прощения, должен помогать друзьям.

«Куда можно еду отдать?» — спрашивает киевлянка 53-летняя Елена Ременюк,  держа в руках два пакета с разовой посудой, хлебом, вареной колбасой и растворимым кофе в стиках. Ее муж 54-летний Алексей Крохмаль тоже пришел с двумя пакетами. На воротнике его коричневой дубленки прикреплена сине-желтая лента.

«Сначала на Майдан ходили наши дети, а потом и мы пошли на вече — к университету после избиения людей. А после работы бежим сюда. Дети дома с маленьким внуком. А мы с мужем и за себя, и за них. Отцу 87, два года парализован. Матери 86. Денег лишних нет. Но я лучше себе косметику не куплю, а продукты принесу для этих людей», — говорит Елена Ременюк. Работает менеджером, а ее муж — научный работник.

«В прошлый раз скупились на 300 гривен, сегодня на 250. Преступное правительство само не уйдет. Если разойдемся, нас, как клопов, подавят. Януковича и команду нужно бить по кошельках — ввести санкции против них во всей Европе», — добавляет.

Через пропускной пункт на улице две женщины и мужчина несут по 2 клетчатых сумки. Из них идет пар. Ставят на пороге Дома профсоюзов. Там настоящая полевая кухня — собирают горячие блюда, а также  выпечку.

«Большинство коллег из нашей фирмы постоянно стоят тут на Майдане. Пятеро остались работать. Еженедельно скидываемся. Отдаем деньги женщине, которая закупает продукты и готовит горячие блюда. Вот сегодня привезли кастрюлю гречки на примерно 150 порций. Еще тефтели, салат из капусты, вареники с капустой и картофелем», — говорит киевлянка Алена Ярош, 34 года, финансовый контролер.

Майдан нуждается в готовой горячей еде, бутербродной нарезке, хлебе, консервах, сыре, бутилированной воде, а также чае, кофе, конфетах, печенье, сгущенке, фруктах, овощах, разовой посуде, салфетках и ножах для кухни, сообьщают организаторы.

«Люди передают пакеты. Мы их ставим на три стола, коробки разрезаем. Волонтеры сортируют еду. Если есть избыток чего-то — сообщаем через социальные сети, — говорит волонтер 24-летний Юрий Пущинский из Львова. — В среду бабушка принесла один лимон, полкило сахару и хлеб. Говорила, что не может больше. Сегодня утром мужчина-пасечник привез 100 трехлитровых банок меда. Осталось 600 буханок хлеба. Это мало, нам приходят заявки на день с такой нормой».

Майдану нужны лекарства от кашля, антивирусные препараты, противовоспалительные, растворимые порошки, как колдрекс, а также согревательная мазь диклофенак.

«Нужно много дешевых капель от насморка, чтобы можно было людям целый флакон отдать. Дорогие капли даем всего лишь  раз прыснуть, а потом дезинфицируем флакон. Люди дышат дымом, из-за этого обостряются респираторные болезни. Очень много аллергий», — говорит 41-летний Сергей, провизор. Он принимает, а после раздает лекарства.

Массовые акции сторонников евроинтеграции в Киеве, а также и в других украинских  регионах начались 21 ноября текущего года после того, как правительство объявило о том, что приостанавливает подготовку Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, которое ранее планировалось оформить еще на саммите ВП в Вильнюсе. Власти Украины несколько раз пытались остановить их с применением силовых методов, зачистив Майдан Независимости от палаток и активистов оппозиции. Но, несмотря на это, люди продолжают оставаться в центре Киева, а акции длятся уже второй месяц.

 
 
 

comments powered by HyperComments

 

 

 
 
 
 
 
 
Загрузка...