«Коммерсант»: Лукашенко выглядел уставшим

 

Российское издание написало обо всех подробностях получения нашей страной кредита в 2 миллиарда долларов.

Вчера в Москве прошло заседание Высшего госсовета «союзного государства» Беларуси и России с участием Владимира Путина и Александра Лукашенко. Переговоры, которые поначалу проходили, казалось, вяло, закончились тем, что Лукашенко возвращается к себе домой с очередным российским кредитом. На этот раз — до $2 млрд. Специальный корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников пытается понять, как это ему удается.

«Союзное государство» Беларуси и России — самое долгоживущее из всех новых политических образований на пространстве бывшего СССР. Оно было создано 8 декабря 1999 года и с тех пор является государством-призраком, государством-иллюзией, государством, у которого есть Высший госсовет, Совет министров, Парламентское собрание и бюджет. Нет только самого государства (но это, очевидно, не так важно, когда есть его бюджет).

Председателем Высшего госсовета является сам Александр Лукашенко, который несет это звание через годы и тернии (на вопрос куда нет пока ответа). Вчера Александр Лукашенко тоже вел заседание Высшего госсовета — и для начала на встрече в узком составе, который был расширен за час до его начала (в разговоре приняли участие премьеры России и Беларуси Дмитрий Медведев и Михаил Мясникович, министры иностранных дел, финансов...). Господин Лукашенко с удовлетворением заметил, что утром прочитал то, что СМИ написали о заседании Высшего евразийского совета, который прошел в Москве накануне.

— Обычно в России даже подкритиковывают,— господин Лукашенко был лучезарно дипломатичен,— а тут все единодушны, что мы провели хорошее мероприятие и сделали еще один шаг к цели, которую ставим (создать Евразийский союз к январю 2015 года).

Тем, кто не был единодушен, было, очевидно, просто все равно, и они про это заседание ничего не написали.

Александр Лукашенко в самом  начале заседания в расширенном составе объяснил, что хотя такие заседания «могут показаться рутинными, но это и есть главное достижение нашей работы: мы воспринимаем такие встречи как должное».

Нельзя не признать, что А. Лукашенко высказался исчерпывающе. Бюджет «союзного государства» на следующий год оказался, тем не менее, близким к 5 млрд. руб. По утверждению В. Путина, эти деньги пойдут на развитие 37 совместных программ (которые, впрочем, могли быть реализованы и в рамках сотрудничества двух независимых государств: чтобы вместе потратить несколько миллиардов, разве обязательно создавать «союзное государство»? Достаточно несколько совместных предприятий).

После заседания в расширенном составе Лукашенко выступил с заявлением. Я хотел было уже написать, что больно видеть, как правитель Беларуси с годами из фигуры, можно сказать, демонической превращается в рутинную. Глухим казался его голос, да нет — именно рутинным.

Устало он рассказал о том, что Республика Беларусь выполнила все свои обязательства перед Российской Федерацией насчет строительства олимпийских объектов — «гостиниц и многого другого»... Правда, Александр Григорьевич сразу и признал, что «это больше для белорусов: мы страна не горная, а создали курорт мирового уровня». То есть он дал понять, что объекты, за которые взялась отвечать его страна, будут и работать на граждан его страны. Таким образом, он сделал то, на что намекал с самого начала: что в районе Сочи возникнет благодаря Олимпиаде небольшой, но веский курортный рай. Материальные условия, чтобы эта радость состоялась, он и в самом деле выторговал с самого начала.

Между тем Лукашенко не стоило демонстрировать такой усталый голос. Скорее, он должен был казаться усталым, но довольным. Ведь за несколько минут до этого Владимир Путин объявил, что Россия даст Беларуси заем «до $2 млрд».

Это был тоже, в общем-то, рутинный момент: Республика Беларусь привыкла получать от России деньги.

— Но я хотел бы сказать тем, кто критикует, в том числе и вас, Владимир Владимирович,— добавил Александр Лукашенко, — ни президент Беларуси, ни президент России просто так ничего не делают!

По крайней мере, про себя Александр Лукашенко мог говорить это с полной уверенностью.

Господин Лукашенко пояснил также, чего просто так не делает президент России: в производстве комплектующих для белорусской экономики задействовано более 10 миллионов россиян.

Можно было бы найти объяснение и поубедительнее, и поправдивее, но Александр Лукашенко не стал его озвучивать.

— Так что эти деньги не будут просто так проедены,— вслух произнес Александр Лукашенко то, о чем и так все уже успели подумать.

— Мы,— добавил он при этом, — самые близкие государства в мире. Ближе нет. Может быть, к сожалению.

То ли Лукашенко давал понять, как сожалеет, что в мире нет больше таких близких государств, то ли намекал, что и рад был бы еще к кому-нибудь ближе быть, да не к кому.

После этих заявлений журналисты атаковали министра экономического развития России Алексея Улюкаева:

— Откуда появятся эти деньги — почти $2 млрд?

— Полтора! — отбивался министр.

— До двух! — поправляли его.— Опять из Фонда национального благосостояния? Там и так почти ничего не осталось!

— Ну не знаю,— разводил руками Алексей Улюкаев.— Спросите у министра финансов...

Ему, похоже, не очень нравилась вся эта история. Антон Силуанов, министр финансов на вопрос, откуда российское правительство возьмет деньги на этот кредит, ответил коротко:

— А вы спросите у Улюкаева.

Но потом решил все-таки разъяснить подробности, которые он и сам явно до конца не знает: межгосударственный кредит будет выдан Беларуси в следующем году на десять лет. Фонд национального благосостояния в этом проекте задействован не будет (значит, будут задействованы другие, к сожалению).

Неозвученным осталось еще одно подписанное вчера соглашение — по военно-техническому сотрудничеству между РФ и РБ.

Это, может быть, и есть настоящая цена вопроса. Это именно то, из-за чего белорусский Президент каждый раз возвращается в Москву за победой.

 
 
 

comments powered by HyperComments

 

 

 
 
 
 
 
 
Загрузка...