Как прошли последние часы жизни Юлии Кубаревой до впадения в кому

Хирург Серебро ушел из медцентра, потому что хотел перепарковать машину, а деньги за операцию «Экомедсервис» не вернул родителям Кубаревой до сих пор.

Четвертый день рассмотрения дела «Экомедсервиса» начинается с допроса пострадавших — отца и матери умершей Юлии Кубаревой. Юрий Кубарев рассказывает, что надеялся на лучшее до самых последних дней жизни своей дочери.

«Когда мы ее гладили по животу в 4-ой больнице, перед самой смертью, она пыталась сжиматься. Мы доктора позвали, поделились своей радостью. А он нам сказал не радоваться преждевременно», пишет euroradio.fm.

Вечер того дня Юрий и Алла Кубаревы проводят в интернете — ищут значение замеченных симптомов. Несколько часов за монитором убивают последнюю надежду — сразу несколько источников утверждают: увиденное свидетельствует о смерти головного мозга. Уже через несколько дней из Минска приходит трагическая весть — Юля умерла. Уже в морге после вскрытия родителям говорят, шансов выжить у их дочери не было с самого начала.

Восстанавливают Кубаревы в суде и первые часы дочери после операции. По их словам, во время операции из помещения выбежала одна из медсестер. Она была сильно потрясена чем-то, но Кубаревым сказала: «С вашей дочерью все нормально». Вернулась медсестра в палату только через 5-7 минут, чем занималась и где была в это время — неизвестно.

Странные вещи продолжаются и после завершения операции. Из операционной в палату Юлию вывозят на каталке. Родителям позволяют быть рядом с дочерью через десять минут. За это время в палату заходят медсестры, трижды заглядывает анестезиолог Шуров. А вот лечащий врач, хирург Серебро, так и не заходит к своей пациентке. Почти сразу после операции он уходит из медцентра. Растерянным родителям объясняет: «Неправильно припарковал машину, нужно уйти».

В 21.30 из «Экомедсервиса» уходит анестезиолог Шуров. Разбудить пациентку он так и не смог, но в 21.45 у него поезд в Москву. Будить дочь родителям запрещает и медсестра. Говорит, что если разбудить Юлю сейчас, она всю ночь будет мучиться от боли. Родители тем временем страдают от предчувствий — Юля очень тяжело дышит, на ее лице вздуваются вены, на голоса родных никак не реагирует. «У меня была мысль как-то действовать. Но как? Вызвать «скорую» в здание больницы?» — Юрий Кубарев едва сдерживает слезы, стоя перед судьей. Его жена Алла сдержаться не может, говорит о мыслях о суициде, от которого защищает только вера в Бога.

Кубаревы рассказывают, что отговаривали дочь от операции — шрам на ее носу был малозаметный. Но окончательно убеждают их в необходимости операции в... «Экомедсервисе». Хирург Серебро утверждает, что со временем шрам будет только увеличиваться, а потому операция нужна.

Рассказывают родители и еще об одном трагическом обстоятельстве. Около десяти лет назад Юлия Кубарева уже пыталась исправить шрам на носу. Однако тогда операцию проводили без наркоза, и она прошла не очень удачно. Девушка настолько запомнила боль, прочувствованную тогда, что искала медцентр, где делают такие операции именно под общим наркозом.

«Она хотела такую операцию, которая будет проходить только под общим наркозом. Дело в том, что Юля уже имела одну операцию на носу, ей тогда было 15-16 лет. Это очень сильная боль. Врачи говорят, что тот, кто прошел через такую боль, он никогда больше не согласится на операцию без наркоза», — рассказывает отец Юрий.

Из здания «Экомедсервиса» Кубаревых около 22 часов 26 марта 2013 года выгоняет охранник. Через два часа сюда за их дочерью приезжает вызванная медсестрой «скорая». А в час ночи родителям Юлии звонит хирург Серебро и сообщает, что Юлю забрали в 4-ю больницу Минска. На вопрос, что с ней, он отвечает просто: «Я не знаю».

 
 
 
 
 

comments powered by HyperComments

Загрузка...