Новые подробности в деле об убийстве Татьяны Слонимской

 

Обстоятельства убийства минчанки, поехавшей за ягодами в лес прошлым летом, поразили многих. Неужели можно кого-то лишить жизни из-за машины — куска металла? Впрочем, в данном деле, которое в эти дни рассматривает суд Минской области, можно найти немало поразительных фактов. От возраста обвиняемых (им 22 и 20 лет) до жестокости и прагматичности, с которыми было совершено убийство. Но как молодой человек, напавший с ножом на случайную женщину, пришел к такому тяжкому преступлению? Во время заседаний парень рассказал, как жизнь привела его на авторынок «Ждановичи» и связала с автомошенниками, а также объяснил, почему он решил таким ужасным способом заполучить чужую Mazda3.

Еще в начале суда обвиняемые настояли на запрете видео- и фотосъемки. Несмотря на просьбы потерпевшей стороны — мужа и дочери погибшей, суд не мог пойти против закона: операторам пришлось покинуть зал. В течение нескольких десятков минут прокурор зачитывал описание преступлений, совершенных за последние годы двумя молодыми людьми: несколько краж, в том числе совершенных повторно, группой лиц и в крупном размере, подделка документов, их уничтожение и наконец разбой и убийство для одного (22-летнего Евгения) и пособничество в разбое и убийстве для второго (20-летнего Николая).

Парни пришли на суд в джинсах и спортивных майках. Николай нервно раскачивался, пытался высказаться эмоционально — видимо, хотел доказать, что хоть и помогал своему товарищу, но не имел умысла убивать. Евгений же вел себя относительно спокойно, дерзко отстаивал свои слова в спорах с гособвинителем. Он довольно подробно описал свою биографию и связь с околоавтомобильным криминальным миром: «Родился в Минске, в Шабанах, был четвертым ребенком в семье. Даты рождения отца и матери не помню. Сейчас он не работает — инвалид, а она устроилась уборщицей. В школе учился плохо, прогуливал. Все из-за того, что с седьмого класса пошел работать — не хватало финансов. Не могу назвать семью неблагополучной — еда была всегда, но вот личных денег не было. Стал помогать кавказцам на рынке „Ждановичи“: разгружал овощи-фрукты, выкладывал на прилавок, продавал.

В школе появилась первая судимость, после получения аттестата — вторая. Подал документы в ПТУ, но не поступил — посадили. После бывший одноклассник пригласил на работу на авторынок. Мы с ним ездили на периферию, выискивали старые автомобили подешевле, перегоняли в Минск, подготавливали к перепродаже. Полученных денег хватало, чтобы погасить штрафы за предыдущие судимости, имел и „сверху“. Я был успешен в этом бизнесе, вскоре знал весь рынок. Меня пригласили в Москву работать механиком, там познакомился с местными „перекупами“. Когда накопил денег, вернулся в Беларусь со своей машиной, думал пустить ее в оборот, сделать свой бизнес. Ездил без прав, платил штрафы. Уже собирался продать, но в один день она сгорела, пожар уничтожил мои вложения».

Евгений

«Пришлось вернуться на авторынок. Заодно с другом снял гараж, где занимался предпродажной подготовкой старых машин, покраской, — рассказал молодой человек на суде. — Продавал поддельные документы, техпаспорты на автомобили, счет-справки товарищам в Москву, с каждого имел по долларов 600, возил по несколько десятков. Однажды приехал на „Жданы“, а на продаваемой мной Audi A4 пропали молдинги. Пошел на паркинг, обследовал несколько этажей, нашел такую же модель, с которой их можно было снять [в первых показаниях Евгения фигурировал „заказчик“ кражи, но на суде парень убеждал, что сговора не было, он действовал самостоятельно. — Прим. Ред.]. Один снял — на них всего-то нужно нажать и сдвинуть. А когда взялся за другой, подошел мужчина, схватил за руку. Я вырвался, стал убегать по пожарной лестнице, но охранники задержали. Позже вызвали милицию. В итоге дали 3 года лишения свободы с отсрочкой на 24 месяца.

Я отмечался, правда, красть не перестал. Однажды товарищ попросил перевезти в гараж компрессор. Вместе с ним съездили, и потом я решил похитить аппарат. Связался со вторым подсудимым Николаем. Мы с ним в одном подъезде жили с детства, он надежный парень. Компрессор хотел оставить себе [в первых показаниях утверждал, что намеревался продать. — Прим. Ред.]. Иногда мы гуляли с Николаем по району, смотрим — вот склад, давай залезем? Если находили что — забирали. Однажды Николай навел на гараж, принадлежавший предприятию, где он раньше работал. Взяли электрооборудование и сварочный аппарат. Просто нужны были деньги. Сначала завезли в сарай на даче моих родителей, а потом соорудили схрон в лесу, где все прятали. В нем же скрыли и украденное с одного склада — коробки со всякой мелочью (от лампочек до электроинструментов на общую сумму в 27 миллионов)».

Суд потребовал у обвиняемого детально описать все события дня убийства. С помощью множества уточняющих вопросов и «вытягивания» информации со стороны судьи и прокурора присутствующие в зале смогли услышать версию Евгения: «С утра позвонил Николай, сказал, что надо срочно поделить похищенное на складе — он нашел покупателя. Поехали к схрону на ЗАЗе „Таврия“, принадлежащем его отцу. На месте загружали коробки в машину, когда на лесной дороге появилась Mazda3. Вышла женщина, спросила, где здесь много голубики. Мы указали на противоположную от схрона сторону. Она отъехала недалеко, пошла собирать ягоды. Мы решили укрыть коробки ветками и уехать. Добрались до поселка Сосны, но человек, у которого имелся гараж, куда бы мы все переложили, не отвечал на звонки. Николай предложил вернуться, чтобы забрать оставшееся — кто-то ему звонил. Так и поступили. Mazda3 все еще стояла там же. Мы незаметно все загрузили, собирались уже уезжать, отъехали. Я попросил притормозить, сказал: „Надо избавиться от этой женщины. Подожди, сейчас приду“. Я очень не хотел оказаться в тюрьме, ведь знал, что это такое. Я посчитал, что женщина все видела».

Подчеркнем, в первых показаниях парень уверял, что изначально пошел на преступление именно ради автомобиля, а не чтобы устранить свидетеля. Николай же дал согласие, пообещал помочь, посмотреть по сторонам, они договорились в случае задержания отрицать причастность к убийству. В беседе со следователями Евгений уверял, что нужны были деньги для развития бизнеса по перекупке машин. На заседании от этих слов он отказался, но, по мнению судьи и прокурора, именно завладение автомобилем стало мотивом убийства. Во время дополнительных вопросов на суде по этому инциденту обвиняемый отказался от дачи показаний. Поэтому дальнейшие его слова могут подлежать сомнению.

Николай

«Николай остался в машине, пытался отговорить, но я уже решился, спрятался за деревьями, стал следить, — представил свою версию событий Евгений. — Вскоре он позвонил и сказал, мол, поехали домой, надо быстрее, заказчик долго ждать не будет. После этого женщина подошла к машине. Подкрался сзади, неожиданно ударил наотмашь самодельным ножом в шею. Она закричала, повернулась ко мне лицом, пыталась защититься. Я испугался, думал, одного удара достаточно. Нанес еще несколько беспорядочных ударов [как установила экспертиза, еще 13. — Прим. Ред.]. Вскоре женщина упала. С Николаем мы загрузили тело в багажник Mazda. Он перемотал тряпками номера ЗАЗа. Я сел за руль чужого автомобиля. „Таврия“ двигалась впереди — мы договорились: если будет пост ГАИ, Николай предупредит меня по мобильнику.

Он отправился к себе домой, а я поехал к родительской даче. Рядом есть болото, там и остановился. Из сарая взял лопату. Доехал до конца дороги, где начинался лес. Нашел место, вырыл яму, дотащил до нее тело, снял с пальцев золотые кольца и сбросил труп. Засыпал землей и отправился назад на болото. Там сжег водительское удостоверение женщины, другие документы и личные вещи, снял с Mazda номера. Позвонил товарищу — Имрану — и сказал, что надо помочь продать машину. Его знакомый Муртуз в тот же вечер обрезал техпаспорт, по бумагам сделал вид, будто автомобиль снят с учета, дал транзитные номера. Это стоило мне 30 долларов. Поехал обратно к дому — в Шабаны. Там вновь встретился с Николаем, отдал ему запачканную кровью одежду, попросил уничтожить ее».

На следующий день молодой человек уже знал, как продать машину: «Позвонил бывшему однокласснику, у которого были действующие права. В обмен на вознаграждение попросил его перегнать Mazda в Москву, сам поехал пассажиром. Через 9 часов были на месте. На подъезде к городу выбросил нож и старые номера с моста в реку. Заехали на автомойку, отмыли кровь в багажнике. Я сказал, что вез сырую свинину. Позже одноклассник уехал в Минск на поезде. А я сдал снятые кольца в ломбард и встретился с бывшими московскими коллегами. Среди них был Дима, бандит. У станции метро „Тушевская“ он передал мне 185 тысяч российских рублей, а я ему там же отдал машину, он мне доверял. Позже я сел в метро, доехал до Белорусского вокзала, на ближайшем поезде добрался до Минска. Уже тут раздал долги, дал 500 долларов Николаю — не как плату за помощь, а просто в счет долгов, для приватизации родительской квартиры. Вырученные деньги пустил в оборот: купил Golf 3, продал его подороже и раздал долги».

«Через пару дней позвонил Дима, попросил привезти несколько счет-справок. Вскоре я был в Москве, — рассказал финал этой криминальной истории Евгений. — Там я сел в машину к бандитам. Мне сказали, мол, я их подставил. Когда Mazda пытались продать, автомобиль конфисковали полицейские. Дима сказал, что надо решать вопрос. Я отдал ему все счет-справки и сверху все деньги, что были с собой, осталось только на обратную дорогу. Меня отвезли в загородный дом к „главному“ — кавказцу лет 60. Он сказал: „Выбирай: или в подвал, или возмещай ущерб“. Я пообещал через 5 дней рассчитаться, написал расписку, что именно я продал им машину. Поехал на поезде в Минск, попросил Николая встретить меня. В подземном переходе вокзала нас с ним задержали сотрудники. С того дня (середина июля 2013 года) я находился в изоляторе». Известно, что он сам показал место захоронения убитой.

Обращаем внимание, что выше приведены слова обвиняемого, которые в деталях могут отличаться от произошедшего на самом деле. Судебные заседания продолжаются. Евгению грозит наказание (вплоть до исключительной меры, чего и хотят попросить представители потерпевшей стороны) за покушение на преступление, кражу, разбой, убийство, совершенное с особой жестокостью и из корыстных побуждений, уничтожение официальных документов из корыстных побуждений, подделку удостоверения, подделку либо уничтожение идентификационного номера транспортного средства. Николая обвиняют в соучастии в совершении преступления, соучастии в разбое (пособник, как и исполнитель, наказывается по той же статье).

 

 
 
 

comments powered by HyperComments

 

 

 
 
 
 
 
 
Загрузка...