Минчанка, которую 17 лет назад похитили цыгане, оказалась не нужна родной матери

 

Ольга Прейда уже переехала от нее в общежитие и решает: оставаться в Минске или нет.

- Не переживай! Твоя дочка в хорошей семье. Она вырастет и сама вернется к тебе, - эти слова цыганки для минчанки Тамары Романович стали пророческими. Семнадцать лет назад возле Кишинева цыгане похитили ее малышку, продали в другую семью, но девочка так и не смогла стать своей среди чужих. Спустя годы разлуки Оля приехала в Минск обнять и поцеловать родную маму, но эту встречу трудно назвать радостной.

Замуж Тамара Романович вышла в 19 лет за приезжего Михаила. Поначалу молодожены жили хорошо, муж работал водителем троллейбуса, а Тома родила желанную дочку. Первые проблемы в семье начались, когда маленькой Оле исполнился годик. Родители стали выпивать. Михаил все чаще уезжал к родителям, а Тома бродила с маленькой Олей по городу. После очередной ссоры она оказалась на железнодорожном вокзале и познакомилась тут с цыганской парой. Они пообещали ей в Молдове золотые горы, хорошую работу, этого было достаточно, чтобы Тома собрала вещи и уехала в Кишинев вместе с маленькой Олей. Но сказки не случилось. Женщину заставили попрошайничать.

- Тома, сходи за хлебом, а Оля пусть в машине посидит, - как-то попросила цыганка.

Это был последний день, когда Тамара видела дочь. Она, конечно, пыталась ее искать, но безрезультатно. А чуть позже цыганка открыла тайну: девочку продали в хорошую семью за золотые сережки и деньги.

«Я всю жизнь хотела знать правду: кто я такая?»

Так маленькая Оля оказалась в семье 56-летней Виоры Чераре из города Сороки. Женщина воспитывала единственного сына и мечтала о дочери. Малышке тут же дали другое имя, фамилию, и она стала гражданкой Молдовы.

- Все знали: Оля не настоящая цыганка, но мы ее любили всем сердцем. У нее цыганский характер, пусть и внешность другая. Мы все гордились, когда она выиграла городской конкурс красоты, - рассказывает цыганка Аннушка, соседка Оли в городе Сороки.

По цыганским меркам, Чераре считались зажиточными людьми: жили в собственном доме, дали возможность закончить Оле 9 классов, потом она пошла на курсы повара, парикмахера, мастера по маникюру. Но как бы хорошо Виора не относилась к девочке, душа у той была не на месте.

- Всю жизнь задавала себе одни и те же вопросы: «Кто я такая? Откуда родом? Как появилась? Какая кровь во мне?». Я хотела знать правду, какой бы она ни была, - плачет 21-летняя Оля Романович.

Пока Оля пыталась разгадать тайну, почему она не похожа на цыганку, ее родная мама в Минске, кажется, уже свыклась с мыслью о том, что дочку больше не увидит. Домой Тамара вернулась автостопом, без денег и документов. Вскоре родила сына, потом второго. За пьянство женщину лишили родительских прав, и ее мальчиков усыновили. Горе-мамаша родила еще третьего сына, но от него она отказалась еще в роддоме.

«Мама - больной человек»

Лишь спустя 10 лет, в 2007 году, районный отдел образования в Минске случайно обнаружил: Оля пропала! Стали выяснять, что да как, вот тогда Романовичи и рассказали историю и про цыган, и про то, что обращались в милицию, но у них заявление не приняли. Правда, стражи порядка говорят совершенно другое - никаких обращений по поводу похищения малышки документально не зафиксировано.

В том же году Олю объявили в международный розыск по линии Интерпола. Ни допросы, ни запросы в Молдову не дали никаких результатов: у девушки были другое имя и фамилия - Мария Прейда. Правда, в какой-то момент появилась надежда, когда в милицию позвонили сотрудники Барановичского детского дома:

- В конце 90-ых годов цыгане оставили на перроне маленькую девочку. Она попадает под все описания.

Стали проверять, но малышка оказалось не той, кого ищут. И только перед смертью Виора Чераре решилась рассказать «дочке» правду.

- Ольга обратилась в местный комиссариат в городе Сороки с заявлением об установлении ее личности. У нее была скудная информация о себе: не молдаванка, 1993 года рождения, зовут Олей. По линии Интерпола пришла информация, что в Беларуси разыскивается несовершеннолетняя Ольга Романович, тоже 1993 года рождения, - рассказывает Юрий Петрученя, следователь по особо важным делам следственного управления УСК РБ по городу Минску. - Когда родственникам в Минске показали фотографию уже взрослой Оли, они сказали: «Да, очень похожа». После чего комиссар связался с сотрудниками уголовного розыска ГУВД Мингорисполкома и привез девушку в Минск. Генетическая экспертиза показала: Оля родная дочь семьи Романовичей.

Голливудская история красавицы Оли с лихо закрученным сюжетом взволновала всех: и простых людей, и журналистов известных таблоидов. В один миг девушка стала знаменитой. Вот только родным, которых она так хотела увидеть, Оля оказалась не нужна. Она приехала в Минск десять дней назад, но пока так и не встретилась с отцом: он живет не в столице и не выходит на связь. А ее мать, кажется, до конца так и не поняла, что произошло.

- Я встретилась с мамой. Она дрожала, не могла ничего сказать, столько лет прошло. Она больной человек… Я не осуждаю маму, у нее сложная жизнь, - говорит расстроенная Ольга. - Я пожила у тети несколько дней и переехала в общежитие.

Олиной историей прониклись в Минске и чиновники, и правоохранительные органы. Они помогли ей найти общежитие, вот-вот она получит белорусский паспорт на настоящие имя и фамилию. И, возможно, у нее получится начать все заново.

«Не знаю, останусь в Минске или нет»

Дом Тамары Романович стоит недалеко от кольцевой дороги. Кирпичный добротный дом на две семьи, который построила родная сестра Тамары. Но застать хозяйку дома, говорят, практически нереально.

Оле в родительском доме места не нашлось. Когда мы разговаривали с ней в первый раз, девушка была уверена: Минск - это родной дом, здесь она и останется, станет врачом. Но сейчас эта уверенность куда-то ушла.

- В Сороках у меня много друзей, а здесь сижу одна в общежитии. Не понимаю, чем мне заниматься, не знаю, останусь в Минске или нет. Жалею ли я, что все так вышло? Нет. Правду нужно знать, какой бы горькой она не была. Грустно лишь от того, что не могу увидеть своих братьев, - говорит она.

С братьями все упирается в тайну усыновления. Мальчики воспитываются в разных семьях, им, как и когда-то Оле, сменили имена и фамилии. Говорят, они все живут в Минске и, возможно, из газет и телерепортажей уже знают про красавицу Ольгу, только не догадываются, что это их родная сестра…

 
 
 

comments powered by HyperComments

 

 

 
 
 
 
 
 
Загрузка...